Ahkmed - Chicxulub
CD

Ahkmed - Chicxulub

Ahkmed - Chicxulub в магазине виниловых пластинок Авант Шоп www.avantshop.ru
Товара нет в наличии. Примерная цена ~ 399 руб.
Артист
Ahkmed
Размер
CD
Подписаться
Добавить в список желаний
Полное описание

AHKMED (Мельбурн, Австралия) = John Paul (ударные, голос), Carlo (гитары) и Dan (бас). Коллектив был создан в 1998 году. За время существования самостоятельно выпустил 4 CDR-миньона и приобрел международную репутацию «одной из самых лучших и оригинальных групп нового австралийского тяжелого рока»… Так получилось, что Chicxulub стал первым полноформатным CD-релизом трио, вышел он в России на RAIG, отсюда будет распространяться в Австралии и во всем мире. Привлекло нас, однако, не то, что AHKMED в числе «лучших», а тот факт, что они не совсем такая группа, какой ее преподносит слушателю международная пресса…

Поклонников ортодоксального «стоунер-рока» ждет неожиданность, а, возможно, и разочарование. Любителей эксперимента и стилистической открытости – удовольствие. И наверняка этот альбом придется ко двору любителям инструментального рока, хотя AHKMED правильнее называть «мало поющей», нежели «инструментальной» группой. То есть петь они умеют, но предпочитают обходиться без этого, а когда вокал все-таки звучит, то напоминает он скорее шаманские заклинания, нежели традиционную песенную форму. У группы вообще очень гибкое и специфическое «панорамное» видение. Они, в самом прямом смысле, «пейзажисты» от музыки: пост-рок, пост-метал, экспериментал, классик-рок, прогрессив, спэйс, эйсид, стоунер, психоделик – для них это только детали, штрихи и кусочки полотна, живописующего океанский простор, бесконечное небо, предчувствие шторма, первый шквал и неистовство природы…

Ahkmed - Chicxulub

В общем, рекомендую… в ремастированном виде в альбом вошли все студийные записи AHKMED с 2003 по 2005 год. Издание вышло в фирменном оформлении от ZonderZond: внутри картонного digipak буклет с десятью, по количеству треков, авторскими изобразительными инсталляциями, над созданием которых работали замечательные фотографы, художники, модели, визажисты – всем им низкий поклон и благодарность!

http://community.livejournal.com/raigmusic/

Изнывающий зной, растворяющий носовую перегородку почище колумбийского сто процентного, царапины на реальности, как на старой кинопленке, куда-то летящие по песку инопланетные куски метеоритов, тень, выше почивших в бетонном Аиде близнецов, пустыня моих несбывшихся желаний…Стою, напрягая слабые легкие, пытаюсь дышать… Величие природы в отдельно взятой песчинки, слышу какие-то, все убыстряющие звуки… Ноги, как молодые антилопы, переминаются, гененируя адреналин. Шквал барабанов, резко вступившие гитары, глубина музыкальных прогрессивных волн,  уход в себя…«Kirrae», а  солнце палило так нещадно, что я выжег с бледной кожи свой штрихкод, шаман, наконец-то, освоил технику «cut -up» и неустанно гоняет свои заклинания, заигрывая с Вечностью. Мой одухотворенный апокалипсис, созданный жестоким песком. Бешеный ритм, металлически звучащие гитары, а потом…Сбой, нежное молитвенное инструментальное обращение к этой пустыни, задобрить ее музыкальными дарами, высушенной кожей, каплей воды, сожранной голодными песчинками. Еле слышные аккорды, глаза слипаются убаюканные песчаной реальностью, и вдруг…  Гитарный гексогеновый взрыв, песчаной непреодолимой стеной предстает пред тобой сама мать – природа, уничтожая мечты, сны, недописанные стихотворения на жирных салфетках, ты раздавлен этим величием, надломлен этой гитарной красотой. Преклони колени, позволь вечно голодным песчинкам оторвать кусок твоей мертвой желтой кожи…

 Пустыня – это космос,  а ночная пустыня – это рай, - неожиданно вспомнилось из вовремя не сданной в библиотеку книгу. Красивая ambientная мелодия, серебристые, в строгости воспитанные звезды не прочь пофлиртовать с загорелым и дерзким песком, ведь  этой теплой пряной ночью можно все. В каждом углу о чем –то своем шепчутся время и пустота, спор, как температура разгоряченных тел, увеличивается. Пока ты пальцами без ногтей отстукиваешь ритм, идиллию нарушила громкая, стоунеровская «Ilanesia», блистательная и нищая пустыня содрогается от невозможности своей идентификации, кружащей ночами всем головы своим  спейс – роком и отрезвляющей психоделом на утро… Я начертил на песке, что пустыня – это космос,  а ночная пустыня – это рай, но рай – это безумие. Рая  нет, есть только  куда-то летящие  инопланетные куски метеоритов, сухонькие кустики, сошедшие с рисунка шизофреника, и иллюзия воздуха в легких.

Пока я еще не полностью занесен снегом – песком, послушай –ка мою историю о  «Curlie». Это парень был счастлив только тогда, когда родился и еще ничего не понимал, когда он лежал в своей крошечной кроватке, блаженно улыбался  погремушкам и слушал небесную музыку гитарных релаксирующих сфер. Он еще не догонял, как это приятно ломать челюсти женщинам и отрезать головы живым кошкам, как это делал его отец. Годы выигрывали у его матери, глуша ее голос и серебря волос, отец тоже угасал, не справляясь с злобным раком, плотоядно устроившемся в его глотке, и только злоба, что чернее ночи, закипала и крепла внутри у нашего парня. Внутри его все клокотало, нервные клетки умирали и воскресали сотнями миллионов, он жил на нервном гитарном агрессивном острие. И чем больше и безысходней кипела в нем ярость, тем громче и уверенней гремела пост-роковая музыка, но потом  все равно сходила на нет. Он  остывал и клал нож обратно,  ведь герои остались только в голливудских фильмах. Хотя, кто знает…

Жизнь уравнивает смерть, а  твоя любовь – мое презрение, «T=O», пустыня =счастье. Фантасмагория размышляющих звуков спейс-рока, нежащего в оазисе грустных пост –роковых рощ, знакомый по врезкам шамана голос, поющий о тебе.  Пойманная в силки моих объятий, ты призналась мне однажды, что у всех влюбленных есть свои песни, прозвища и одни им понятные шифры и жесты. Песня двух паразитов, высасывающих друг друга почище пустыни, под лицемерным «мы – половинки друг друга», т.е. наша песня, сложна и витиевата, как и все мои клятвы и якобы идущие от сердца, а не от расчетливого разума, признания. Глубины музыкального смысла, неожиданные риффы, погружение на самое дно твоей души, плавность звуковых линий и  будоражащий твое воображение голос,  - как мало тебе нужно для счастья. Как мало тебе, вообще, нужно.

   Что избрал для меня неудачливый творец мироздания, этот Бог?  Какая у меня роль в этом никудышном театре, где никто не знает своих ролей и никуда не спешит, услышав третий звонок? Еле слышное, покрытое нежной гитарной глазурью, вступление, а вот и сама шоу.  Чистое звучание экспериментального рока, глобальное погружение в страшный мир, дервиши с  там-тамами, зеркало, в котором вместо меня всеми ненавидимый зверь с клыками, по которым струится кровь… Оглянись назад, целых 2 тысячи лет, одно сплошное безумие. «Viceroy», смотри в меня, запомни меня в эту редкую секунду передышки, шаман опять поставил на режим «проигрывание: бесконечность»,  рифф,  я марширую на месте, в мечте –то я давно уже убежал от себя. Давай, сильней, звучи, мой рок! Мое проклятие, пирог одиночества встал у меня поперек горла, а из него вырывается ода свету, космосу, любви (?).  Пока я в этих пост –металлических доспехах, тоска, как ржавчина, не разъест меня. Я еще жив. На зло Богу.

 Сейчас попробую насмешить, вчера мне приснился Герой. Под изумительную и диковинную пост-роковую мелодию, песчинки, как групис, запищали от восторга, почувствовав на себе всю тяжесть его твердой мужской поступи. Он шел вперед, все его руки были опоясаны до локтей древними браслетами, - трофеями бесчисленных сражений, всепоглощающая геройская атмосфера проникла даже в музыкальное пространство, жесткая мужская экспериментально - стоунеровская подача, звуковая дорожка и шептания шамана. Музыка как живописец искусно рисует портрет пустынного центуриона в сонме психоделического феерического величия.  Герой подошел ко мне и позвал за собой. Но я не хочу стоять рядом  с тобой или позади тебя, я хочу быть впереди. Его лицо искривилось, он превратился в «Chicken C», затих и убежал. Дурацкий сон, дурацкая жизнь.

   Я еще не познал силу пустыни полностью, она слишком большая, слишком непереносимая. Инопланетные   куски метеоритов источаются под воздействием алчных песчинок, гитара кокетничает с басом, из колбы тонкой струйкой сыпется трухлявый жалкий  Хронос.  Мне уже не так больно ощущать под кожей вездесущие песчинки, я освободился, я жарю яичницу прямо на песке, и она тягучей медовой субстанцией медленно стекает по моему подбородку. «Ta Brockie», я ждал тебя. Теперь я  источаюсь под этот отвязный тяжелый рок, он все громче, от его громких чистых звуков дрожат окна, ресницы и поджилки. Я – Зло, которому Добро только снится в утренней хмурой инструментальной дреме. Мне не нужны герои и ты, я пустынен. Я свободен.

«Welcome Mat» в иррациональный оазис сбывшихся желаний. Садись и подыграй мне, задумчивый экспериментал, недурные риффы, дивные скрэтчи. Не музыка, а сказка! Реальность, как пьяная развратная девка, укрывшаяся рваным плащом надежды, разлеглась рядом. Видишь, весь горизонт скрыт за песком?  Это твое  прошлое, от которого никуда не деться.
От него скрипят зубы, кровоточат глаза, стынут скулы,  когда начинается буря воспоминаний, то пустыня, как взбесившейся без дозы джанки, опрокидывает с ног, терзает словно бешеный зверь, оглушая металло-стоунеровским звучанием.  Твои прошлые ошибки выжимают из тебя все  слезы бешеным ритмом и спейс- роковым звучанием, которые медленно захлебываются в своей яростной атаке и отступают.

Зачем ты здесь, «Jonah»? За что ты наказал сам себя? Зачем каждое утро ты берешь лопату и раскапываешь заживо похороненные мечты, в бледных руках которых синие розы?  Зачем ковыряешь старую болячку? Ведь ты давно уже не мальчик, единственное развлечение для тебя ломание пальцев на ногах.   Для шамана ты – демон, спящий на выбеленном черепе дикой бешеной собаки, инструментальная смурная мелодия, скорбящее об упавших звездах небо, ты настолько велик, что пред тобой ниц раболепно упал даже песок. Убойные риффы, пространство, спрятавшее в песочных часах ключик к своему внутреннему миру, жара, остывающая от пережитого психодела… Спокойствие в кубе. Ты, «Jonah» - мое отражение на дне печальной бутылки, украшенной  радужными красками. Смирись с этим…

  И, вообще, пора заканчивать. Бешеное барабанное соло, скрежет громких гитар, нарастание саспенса, магнитофонная пленка эйсидовских экзерсисов шамана длинным червем размоталась по всем песчаникам, бросила грозную пост – металлическую тень на сытую пустыню, пьяной петлей захлебнулась у меня на шее. «Samar» не печалься о том, что было: оплакивай то, что не произошло. На песчаной поверхности прошлого дождись всходов новой жизни, вдохни в меня жизнь, затеряй  меня  в обволакивающем спейс и пост-роковом облаке, сними с себя ожерелье из украденных у детей снов, спой мне атмосферную инструментальную колыбельную. А когда я засну невинным сном хладнокровного убийцы, выбей, как пробки, мои барабанные перепонки, пусть их спалит солнце, помести меня прямо в центр звукового рок-торнадо, вознеси над пустыней и урони инопланетным куском метеорита вниз.  Таких, как я,  затерявшихся в песке своих проблем, мыслей и предательств, здесь до горизонта. Вечности не хватит, чтобы всех простить…

Oxid, Nota-bene.net

Все товары исполнителя